Разделы новостей

Наталья Владимирова: Дом там, где семья, или что нужно женщине для счастья

Kirill Gririev

25 ноября 2016, 8:12

Поделиться:

В век скоростного Интернета, мессенджеров и социальных сетей загадок ни в чём и ни в ком не осталось.

Хотя… на Ставрополье одна загадка всё-таки есть.

Речь идёт о первой леди Ставропольского края. Скромная, интеллигентная, искренняя и излучающая доброту молодая красивая женщина…

В первом эксклюзивном интервью для сайта телеканала «Своё ТВ» и раздела «Для Неё» вы узнаете, пожалуй, о самом сокровенном из жизни Натальи Владимировой. Об истории знакомства и любви, о воспитании детей и семейных традициях, о деле для души и о чём ещё мечтает девушка, которая обрела своё настоящее женское счастье.

О деятельности

Юлия Боженова: Наталья Александровна, мы знаем, что Вы активно занимаетесь социальными проблемами, в частности, помогаете детям и женщинам, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Такой философский вопрос: есть ли у добра предел?

Наталья Владимирова: Надеюсь, что пределов у добра нет! По крайней мере, их нет в системе моих жизненных ценностей. И, судя по количеству единомышленников, нас достаточно много. Есть, к сожалению, предел сил и возможностей. А вот для этого очень важна «подпитка». Моя «подпитка» — это семья и дом. Муж и дети дают вдохновение и силы для общественной работы, для благотворительных проектов, для внутреннего роста, для того, чтобы слышать проблемы других людей и откликаться на них практической помощью.

ЮБ: «Фонд социальной поддержки населения Ставропольского края» начал свою работу в мае 2014 года. Он активно сотрудничает с общественной организацией «Время Ставрополья», руководителем которой Вы являетесь. Расскажите, как Вы пришли к мысли о создании Фонда?

НВ: Приехав в Ставропольский край, я попала в гущу событий. Многочисленные встречи дали возможность понять, что очень много людей со своими насущными жизненными проблемами часто остаются один на один, хотя рядом достаточно много тех, кто готов оказать помощь и поддержку людям в трудной жизненной ситуации. Отсюда и идея создания Фонда. Кажется, что это лежало на поверхности — создать и обеспечить открытую площадку для того, чтобы объединить тех, кто ждёт помощи и нуждается в ней, с теми, кто готов творить добро. Государственные структуры в ворохе задач не могут это делать достаточно оперативно. А скорость, часто буквально — вопрос жизни. Для добрых дел важно объединить людей. Эту задачу также решает Фонд. Он, по сути, база движения добрых дел в нашем крае. Но мы сразу решили, что точно не будем ещё одним голосом в хоре «дайте денег». Мы объединяем меценатов и благотворителей вокруг реальных проектов, причём таких, которые будут ярким событием в культуре, спорте, образовании. «Придумками» этих проектов, креативом как раз занимается общественная организация «Время Ставрополья», которой я руковожу. А «Фонд социальной поддержки», как и положено по закону, серьёзно и надёжно администрируется и объединяет вокруг себя уже не один десяток единомышленников. Надеюсь, что своей работой Фонд подтверждает свою честность, открытость, прозрачность и надёжность.

ЮБ: Чего удалось достичь за эти 2,5 года? Цели, которые ставили в начале, достигнуты?

НВ: Мы ставили цель — создать в крае работающую систему общественной помощи и поддержки нуждающихся. Это большая и серьёзная задача, которую сложно решить за 2,5 года. Но могу сказать, что мы достаточно уверенно двигаемся к заявленной цели. «Маячки», которые позволяют мне давать такие оценки, сигнализируют, что внутри нашего ставропольского сообщества произошли определённые подвижки. Стали объединяться неравнодушные люди. Начали по-хорошему «шуметь». Это, возможно, «разбудило» кого-то из нас, кто в привычном круге «дом-работа-семья-дом-работа» не обращал внимание на проблемы других людей и тем более на чужую боль. Конечно, не всем помогли, не всё успели! Но то, что о силе и возможности общественных благотворительных инициатив стали говорить — уже большой плюс. Не всегда ведь речь идёт о материальной помощи. Благотворительность — это не обязательно тысячи и миллионы денег, иногда важнее денег доброе слово и человеческое участие. Например, помочь донести кому-то тяжёлую сумку или купить цветочки у бабушки на улице. Таких добрых и щедрых душой людей у нас очень много! И каждая новая акция Фонда это подтверждает!

ЮБ: Много времени посвящаете работе?

НВ: Достаточно много времени уходит на организационную и бумажную работу. Почти каждый вечер, после того, как детки засыпают, сажусь за «допечатку» каких-то документов, положений и писем. Когда идёт «мозговой штурм» по какому-то проекту, время летит незаметно.

ЮБ: В какое время заканчивается Ваш рабочий день?

НВ: Стараюсь к шести завершить всю общественную службу, чтобы заниматься с детьми. Гуляем, играем, читаем, ужинаем. Обычный набор дел семьи с маленькими детьми. Потом я их укладываю и продолжаю рабочий день — что-то доделать, допечатать, додумать.

О любви

ЮБ: Для каждой девушки и женщины любовь играет важную роль в жизни. Большинство говорят, что это чувство их окрыляет. А для Вас что такое любовь?

НВ: Любовь… Тут, наверное, надо какую-то поэтическую цитату привести, потому что лучше мастеров пера не скажешь. Но это будет сильно просто. По мне, любовь — это близость душ и единение с родным человеком. Когда не нужно «закрывать» глаза на недостатки усилием воли. Когда ты просто не видишь никаких недостатков в своей второй половинке, потому что вы сошлись, как идеальный «пазл». Когда ты понимаешь, что если человек пришёл с работы уставший, то его нужно понять и принять даже с плохим настроением и «брюзжанием». Наверное, любовь — это всё-таки понимание, близость, единение, родство, уважение.

ЮБ: Насколько мне известно, Вы ни разу в своих интервью не говорили об истории знакомства с Владимиром Владимировичем. Но у жителей Ставрополья к Вашей личности не меньший интерес, чем к Вашему супругу. Всем будет интересно узнать, как же вы познакомились?

НВ: Мы познакомились в моем родном городе — Иркутске. Работали в одной компании, заметили друг друга. Потом стали чаще пересекаться по служебным вопросам и больше узнавать друг о друге. Муж очень красиво ухаживал. Он — большой романтик. Строгость и сдержанность — это только внешняя «одёжка». Красивый, высокий, плюс писал стихи, дарил цветы, поэтому, я думаю, любая девушка не устояла бы (улыбается).

ЮБ: Это была любовь с первого взгляда? Что Вас привлекло во Владимире Владимировиче при первой встрече?

НВ: Может, не любовь с первого взгляда, но внимание и интерес — точно с первого взгляда. Моё внимание Владимир Владимирович привлёк, в первую очередь (пусть это и совсем типично), профессионализмом. Я очень уважаю профессионалов своего дела, классных специалистов. Послушав пару его докладов на рабочих планёрках, я была впечатлена тем, как он владеет вопросом, как заинтересован в успехе дела, как вникает в каждую, даже самую мелкую деталь. Даже опытные коллеги и большие начальники «брали на карандаш» его предложения и идеи. Это было, если честно, сильное впечатление!

ЮБ: А о каком-то романтическом поступке Владимира Владимировича можете рассказать?

НВ: Однажды утром я пришла на стоянку к своей машине. Она была вся занесена снегом, в Иркутске ведь зимы очень снежные… Так вот, весь этот снежный сугроб был выложен живыми розами. Вот такой у меня муж! (смеётся).

ЮБ: Все женщины помнят момент, когда мужья делали им предложение. Как это было у Вас?

НВ: Вот здесь романтической истории не будет (смеётся). Наши отношения развивались очень серьёзно и основательно (у Владимира Владимировича во всём такой подход — основательно и серьёзно:), сразу было чувство, что дело идёт к свадьбе. Предложение выйти замуж стало логичным развитием нашей истории.

ЮБ: Как он предложил Вам уехать с Ямала на Ставрополье? Тяжело ли Вам далось это решение?

НВ: Предложения как такового не поступало. Меня поставили перед жизненным фактом (смеётся). Муж уехал в рабочую командировку — обычное дело. И вдруг звонок и сообщение: «Я еду на Ставрополье. Получил серьёзную задачу! Жду тебя! Собирай вещи!». Были одновременно радость за любимого, переживание за него, удивление, тревога, даже лёгкий шок. Я только-только из декрета вернулась на работу, входила в рабочий ритм. Но делать, как говорится, нечего — начала собираться. Понимала, что наша поддержка в новом серьёзном деле супругу очень нужна. Мы с малышом, собрав вещи, поехали с Крайнего Севера на Северный Кавказ. Мы с мужем до этого уже не раз переезжали, поэтому я в деле переездов — опытный человек :). Меня сейчас спрашивают: «Ты не скучаешь?». Скучаю, конечно! По замечательным людям. По неповторимой ямальской природе. И по иркутским соснам, огромным таким, какие только в тайге бывают! Но сегодня мой дом здесь, на Ставрополье. Для меня дом там, где моя семья!

ЮБ: Есть то, чему Вы учитесь у своего супруга?

НВ: Всему учусь! Мне кажется, что как минимум две трети всего того, что во мне есть сегодня, его заслуга. Муж объясняет, рассказывает, делится прочитанным и прочувствованным. По большинству вопросов мы единомышленники. Я уважаю и разделяю его взгляды, идеи и позицию. Очень многое он во мне изменил. И я считаю, что хорошие перемены! Основы мои, стержневые, конечно, во мне остались! Упрямство, например (смеётся).

ЮБ: А как думаете, что супруг изменил в себе под Вашим влиянием?

НВ: Стал более терпимым и внимательным. И он с этим соглашается 🙂

О семье

ЮБ: Как изменилась Ваша жизнь с рождением Вани?

НВ: Полностью изменилась. Ваню я родила в 29 лет. Не рано, если следовать советским «лекалам» или медицинской логике, когда к 22 годам положены семья и парочка детей. Конечно, это был очень желанный и осознанный ребёнок. Я была уже вполне готова к тому, чтобы целиком сосредоточиться на воспитании малыша. До этого решения, признаюсь, я «созревала» достаточно долго. С появлением Ванечки поменялось не только расписание моей жизни, но и многие взгляды. Знаете, я раньше и по долгу службы (я работала в системе соцзащиты), и по человеческим взглядам старалась помогать нуждающимся. Но с рождением сына это стало моей позицией и твёрдым убеждением! Я смотрела на своего малыша в кроватке и ясно себе представляла, что где-то есть такой же маленький и беззащитный человечек, но он голодный, потому, что у семьи нет денег, чтобы его накормить, или, например, ему холодно, потому что родители-алкоголики и им не до ребёнка… Я тогда поняла, что буду в меру своих сил помогать обездоленным детям…

ЮБ: А год назад появилась Маша…

НВ: Рождение Машуни, конечно, таких кардинальных перемен в нашу жизнь не внесло. Но это только в смысле устройства жизни и быта. Потому что до Вани мы были вольными птицами — допоздна на работе, если надо, свобода передвижения, если есть идея:) Маша «встроилась» в жизнь уже отформатированную «под детей», но принесла в неё неповторимые яркие краски. На такие способна только девочка. По папе нашему это особенно хорошо видно — он ведь о дочке давно мечтал! Когда домой заходит папа, Маша бросает все свои занятия, бежит к нему со всех ног, залезает на руки и «ездит» на нём весь вечер…Папа не возражает, как бы ни устал (смеётся).

ЮБ: Какие вы родители и какими принципами руководствуетесь в воспитании детей?

НВ: Как и любой родитель, хочу, чтобы мои дети выросли хорошими, достойными людьми. Чтобы стали самостоятельными и настойчивыми, научились сами добиваться цели, чтобы не стали нахлебниками и иждивенцами. Чтобы поняли, что, для того чтобы что-то получить в жизни, нужно приложить очень много усилий. Чтобы умели сопереживать и не проходили мимо чужой беды… Ваню хочу видеть настоящим мужчиной, который умеет брать на себя ответственность, который заботится о семье и так же, как наш папа, умеет абсолютно всё делать сам. А Машенька…хочу, чтобы она избежала «вируса» современных девушек — «удачно и обеспеченно выйти замуж и жить на всём готовом». Я считаю, что женщина должна быть самодостаточной, разносторонней личностью, чтобы уверенно чувствовать себя в любых житейских обстоятельствах.

ЮБ: А на кого дети похожи и какие они по характеру?

НВ: На своих родителей похожи (улыбается). У каждого есть своё мнение. Маша ещё не умеет говорить, но умеет показать, чего хочет. А Ваня — один в один папа и тоже за словом в карман «не лезет» — у него на всё есть ответ. Даже если ему ультиматум предъявлять, он найдёт «лазейку» к компромиссному решению (смеётся).

ЮБ: Много времени удаётся проводить большой семьёй?

НВ: К сожалению, немного. Но мы очень стараемся… Суббота, как правило, рабочая. Воскресенье — день семейный. Прогулки, походы… Раньше мы часто ездили на рыбалку. Это было наше любимое общее занятие, я сама люблю с удочкой посидеть, но сейчас это не всегда выходит. Ещё водить все любим, отдыхаем за рулём. Праздники мы стараемся проводить с родителями. Слава богу, пока бабушки-дедушки и прабабушки с прадедушками живы-здоровы.

ЮБ: Хотели бы, чтобы дети пошли по вашим стопам?

НВ: Я бы хотела, чтобы они нашли то, что им по душе. Сами знаете, если работа не нравится, то никогда не будешь счастлив.

О себе

ЮБ: Какой Ваш девиз по жизни?

НВ: Не отступать и не сдаваться! Опускать руки я себе не разрешаю:)

ЮБ: Вы работаете, а по дому что успеваете делать?

НВ: Стараюсь успевать. И стараюсь всё охватить:) Пытаюсь планировать день и соблюдать свои же планы так, чтобы успеть и по Фонду всё сделать, и встречи провести, и чтобы дома убрать-приготовить. Очень люблю готовить. Как говорится, «стряпать не умею, но очень люблю» (смеётся). Все мои кулинарные шедевры проходят «тестирование» на муже… не всё получается, но он всегда хвалит.

ЮБ: А какое Ваше коронное блюдо?

НВ: В кулинарии всё зависит от настроения. Могу мясо запечь, могу курицу пожарить, могу найти какой-нибудь «эдакий» рецепт и упорно по нему готовить.

ЮБ: Вопрос о стиле. Какое значение Вы придаёте внешнему виду: одежде, причёске, макияжу?

НВ: Это важный момент. И статус обязывает, и чтобы муж не сбежал (смеётся), надо заниматься своим внешним видом. Пока в этом направлении я расту, взрослею и совершенствуюсь.

ЮБ: У Вас всё есть для счастья: и муж замечательный, и дети прекрасные, и место, где Вы живёте, тоже чудесное. А о чём ещё мечтаете?

НВ: Чтобы мир и гармония были в семье. Сейчас чувствую стремление к профессиональной самореализации. Вот детки подрастут..ну, может, ещё третьего ребёночка родим, и сразу приступлю… Я очень деятельный человек. Без работы не могу чувствовать себя полностью счастливой. Причём в профессии сейчас хочется чего-то реального и чтобы обязательно «с нуля». Пока точно сформулировать идею не могу, но чувствую, что она уже «нащупывается».

ЮБ: А Фонд может претендовать на это?

НВ: Фонд — это, наверное, больше движение души. Хочу, чтобы профессиональный рост был.

ЮБ: Вы счастливая женщина?

НВ: Знаете, я боюсь отвечать на такие вопросы. Тысячу примеров, как только скажешь «всё хорошо», всё тут же становится плохо.

Главное моё счастье — это моя семья. Я часто говорю мужу, что не важно, как всё сложится, не важно, куда нас забросит жизнь, какие будут взлёты-падения, главное, чтобы мы всегда были вместе! Чтобы были здоровы наши детки и подольше жили родители! Что ещё нужно женщине для счастья…

Фото: Кася Сиденко

Поделиться:

СККБ
alt
alt

Хроника текущих событий

Архив программ

Смотрите нас везде

Читайте нас везде