Разделы новостей

Вирджиния Вулф

Kirill Gririev

14 марта 2017, 11:14

Поделиться:

Жизнь женщины — это широкий континент, поперек которого лежит тень от меча. Один конец этого меча — условности, традиции и порядок, где «все идет своим чередом». Но есть и другой конец, и, если вам хватит безрассудства перейти черту и выбрать жизнь, не поддающуюся условностям, все смешается. Все пойдет непредсказуемо.

Вирджиния Вулф

Сегодня я  хочу рассказать биографию одной из моих самых любимых писательниц. Её произведения сложны для понимания, а бесконечно прекрасные, скорее даже мучительно прекрасные образы словно жжённым сахаром склеивают мозговые извилины. Простите за излишнюю метафоричность, но иначе и не скажешь! Её «язык» действительно склеивает атрофированные современной недолитературой мозги и ты просто перестаешь понимать о чём речь! А её роман «На маяк», даже входит в список самых сложных произведений мировой литературы. Я говорю о Вирджинии Вулф.

Вирджиния Вулф

Родилась будущая писательница 25 января 1882 года в Лондоне в семье известного литературного критика и была третьим ребёнком. Девочка получила хорошее домашнее образование, а когда ей было всего лишь 13, умерла её мать. Именно это стало причиной первого нервного срыва Вирджинии и наложило чёткий масляный отпечаток на всю её дальнейшую жизнь. Девочка страшно переживала потерю матери, но на этом смерть не оставила семью Стивен (девическая фамилии Вирджинии) и вскоре забрала старшую сестру нашей героини — Стеллу, что в итоге привело к ещё одному срыву у впечатлительного ребёнка. Однако Вирджиния снова взяла себя в руки, а для того, чтобы хоть как-то отвлечься от горестных мыслей, стала усердно заниматься греческим, латынью, немецким языком и историей.  В этот же самый период у её отца сильно испортился характер, скорее всего тоже на почве горя, и он превратился в самого настоящего домашнего деспота. Однако уже в 1904 году, возможно, к счастью,  умер и он, чем спровоцировал ещё один истерический припадок юной Вирджинии.

С 1909 года урождённая Стивен начала издавать критические статьи в различных журналах, продолжая отцовское дело, а помимо этого стала работать над своим первым романом. А уже в 1912 вышла замуж за Леонарда Вулфа, писателя и журналиста. И с первого же дня их брак можно было назвать «крепким союзом двух уважающих друг друга людей».

Уже через несколько лет супруги открыли собственное издательство «Хогарт Пресс», откуда и вышли в свет все произведения писательницы. И уж тут необходимо отметить, что Вирджиния сама набирала и редактировала тексты, т. е. осуществляла большую часть так называемой «черновой» работы.

Поначалу, как и любой молодой бизнес, издательство Вулфов не приносило прибыли, однако вскоре стало надёжным источником доходов семьи. А Леонард, как и подобает настоящему мужчине, не только создал идеальные условия для работы, но ещё и успевал всячески поддерживать слабую здоровьем супружницу.

Однако перенесённые в детстве нервные срывы не прошли для Вирджинии бесследно. И посему нет ничего удивительного  в том, что с годами хрупкая женщина стала медленно, но верно скатываться, позвольте мне сейчас употребить пафосное и штампованное выражение, в «пропасть безумия». Ведь теперь в её жизни появились сильные головные боли, голоса и страшные видения. Именно поэтому писательница несколько раз даже пыталась покончить с собой, но, к счастью, безуспешно.

Помимо прочего, Вирджиния была очень требовательна к себе и своим работам и это заставляло её переписывать романы десятки раз, что также не прибавляло ей душевного равновесия. Но ради собственного успокоения женщина вела дневник, делясь с бумажным другом самым сокровенным, а  прекращала делать записи только во время обострения болезни.

Кстати, дневники Вулф вышли отдельным изданием в 4 томах, а ещё в 5-ти были изданы личные переписки писательницы с её друзьям, сестрой, Леонардом и даже Вите Сэквилл-Уэст, её возлюбленной, с которой они познакомились в 1922 году. Интересно, что любовь со стороны Вирджинии вместе с обидой, нанесённой постоянными изменами Виты, даже стали основой романа «Орландо», в котором главный герой превращается в женщину. Кстати, именно в тот период психическая болезнь писательницы на время отступила.

С началом Второй мировой войны страх за мужа, который был евреем, послужил причиной возвращения нервных приступов и головных болей Вирджинии. К тому же лондонский дом Вулфов был разрушен во время одного из авианалётов.

И в итоге после завершения работы над манускриптом последнего (посмертно опубликованного) романа «Между актами», Вирджиния впала в глубокую депрессию и, промучившись так какое-то время, наконец, посчитала, что больше не может мучить и Леонарда, и потому решила окончательно свести счёты с жизнью. Вирджиния оставила письмо ему и сестре, и 28 марта 1941 года надев пальто и наполнив его карманы камнями, утопилась в реке Уз, неподалёку от дома. Тело писательницы случайно нашли дети только через две недели после трагедии. А 18 апреля 1941 муж похоронил кремированные останки Вирджинии под вязом в саду их дома. Завершая рассказ об этой удивительной женщине, вместо послесловия, я хочу привести текст её предсмертной записки мужу, согласитесь, что так красиво и вместе с тем просто писать о любви мог только безгранично талантливый человек:

«Мой дорогой, я уверена, что снова схожу с ума. Я чувствую, что мы не сможем пережить это заново. И на этот раз я не поправлюсь. Я начинаю слышать голоса. Я не могу сосредоточиться. Поэтому я приняла единственно верное решение и делаю то, что кажется мне наилучшим. С тобой я была счастлива абсолютно. Ты был для меня всем, о чём я только могла мечтать. Не думаю, что два человека могли бы быть счастливее, чем были мы, пока не пришла эта страшная болезнь. Я больше не в силах бороться. Я знаю, что порчу тебе жизнь, что без меня ты мог бы работать. И ты сможешь, я уверена. Видишь, я даже не могу подобрать нужных слов. Я не могу читать. Я просто хочу, чтобы ты знал — за всё счастье в моей жизни я обязана тебе. Ты был безмерно терпелив со мной и невероятно добр. Все это знают. Если кто-нибудь и мог бы спасти меня, это был бы ты. Всё ушло. Всё оставило меня, кроме уверенности в твоей доброте. Я просто не могу больше портить твою жизнь. Я не думаю, что в этом мире кто-то был бы счастливеe, чем были мы».

Поделиться:

Новости партнеров
alt
alt

Хроника текущих событий

Архив программ

Смотрите нас везде

Читайте нас везде